Круглый стол по реформе институтов крупных сделок и сделок с заинтересованностью

ИЦЧП7 сентября компания Sirius Law Company принимала участие на конференции в актовом зале Арбитражного суда города Москвы, где состоялся круглый стол Исследовательского центра частного права на тему «Крупные сделки и сделки с заинтересованностью: двадцать лет спустя».

Эксперты ИЦЧП собрались в здании Арбитражного суда Москвы, чтобы обсудить предстоящие законодательные изменения. Андрей Егоров, первый заместитель председателя совета ИЦЧП при Президенте РФ, сделал краткий экскурс в историю развития института крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Он рассказал, как постепенно ВАС, по сути, переложил бремя доказывания с ответчика на истца в спорах о недействительности сделок с заинтересованностью (прим. ред. речь идет о постановлении Пленума ВАС от 16 мая 2014 года 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью").

 

На обсуждение выносились вопросы:

1. Защита добросовестных третьих лиц в новой редакции положений о крупных сделках и сделках с заинтересованностью.
2. Устранение критерия убыточности как обязательного условия для признания крупных сделок недействительными. Новая концепция крупных сделок: достоинства и недостатки по сравнению с ранее действовавшей редакцией.
3. Замена аффилированности на подконтрольность в сделках с заинтересованностью.
4. Разночтения между нормами о крупных сделках, сделках с заинтересованностью и общими основаниями недействительности сделок в Гражданском кодексе: устранены ли все противоречия.

 

Участники обсуждения:
1) А.В. Егоров (первый заместитель председателя
совета ИЦЧП при Президенте РФ) — модератор дискуссии
2) О.Р. Зайцев, к.ю.н. доцент РШЧП
3) Д.А. Спирин, эксперт рабочей группы Рабочей группы по созданию Международного финансового центра в РФ
4) Т.В. Мурзиянова, старший эксперт департамента корпоративного права ПАО «МТС»
5) Д.В. Новак, к.ю.н., профессор РШЧП
6) А.А. Кузнецов, к.ю.н., доцент РШЧП

Участники круглого стола не могли обойти вниманием проблему отсутствия в Федеральном законе № 343-ФЗ каких-либо переходных положений. В такой ситуации непременно возникнет вопрос, как применять с 1 января 2017 года положения устава общества об одобрении экстраординарных сделок, основанные на еще старой редакции законов об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью.

С одной стороны, устав — это сделка, и к ней следовало бы применять правило о договорах из статьи 422 ГК РФ. С точки зрения этого подхода уставы обществ, созданных до 1 января 2017 года и содержащие повторение положений о крупных сделках и сделках с заинтересованностью из законов, должны сохранить свою силу.

С другой стороны, трудно представить себе ситуацию, когда придется ранжировать все юридические лица и применение к ним разных редакций корпоративных законов в зависимости от даты их создания.

По мнению Александра Кузнецова, к договорам такой принцип применим, потому что у договора, как правило, две стороны, а в данном случае задействованы интересы гораздо большего числа лиц. Спикеру не известен ни один правопорядок, который придерживался бы подобного подхода в корпоративном праве. Обычно новая редакция применяется, в том числе, к юридическим лицам, созданным до вступления закона в силу.

Как справедливо заметил Олег Зайцев, данная ситуация похожа на вступление в силу поправок 2008 года в закон об обществах с ограниченной ответственностью, согласно которым ранее предусмотренное законом право на выход участника из общества заменялось на запрет выхода из общества, если иное не предусмотрено уставом. Тогда перед судами тоже встал вопрос, как применять содержащееся в уставах старых обществ право на выход, учитывая, что это положение просто дублировало закон. Будут ли суды применять тот же подход, покажет время.